x
≡ меню
Авторский проект художника Сергея Стельмашонка

Киёси Мацудзаки, Временный поверенный в делах Японии в Республике Беларусь:
«У беларусов с японцами очень много общего, гораздо больше, чем различий!»


Киёси Мацудзаки, Временный поверенный в делах Японии в Республике Беларусь:
Господин Мацудзаки, расскажите, где вы родились, чем увлекались в детстве, кем мечтали стать?
Я родился в 1950 году в провинциальном городе, расположенном на берегу Тихого океана, примерно в 220 км к северо-востоку от Токио. Наш городок находится всего в 40 км от печально известной атомной электростанции Фукусима-1.
Мой отец, как и его коллеги, и его друзья были ветеранами войны. Отец служил в Бирме, а его ближайший друг – на подлодке. Знаете, в Японии в то время было больше 130 подлодок, но когда кончилась война, от них осталось меньше 20%. Другой товарищ отца служил на аэродроме и часто видел, как молодые японские мальчики на самолетах отправлялись в качестве камикадзе против американских авианосцев и крейсеров.
Мой отец родился в 1920-м, поэтому его поколение сильно пострадало во время войны – потери были огромными, у отца более 90% друзей не вернулись домой.
Поэтому понятно, что все наше детство прошло под сенью японо-американской войны. Мы слышали, как служили наши отцы, как боролись их коллеги, друзья, как они погибли. В то время все думали только об одном: как можно скорее восстановить свою страну, особенно в области промышленности.
Мы, дети, так и не поняли, зачем нашей стране надо было вести войну с такими супердержавами – США, Великобританией, Голландией, Францией, Китаем, как это было возможно? Все наше старшее поколение говорило о том, что война – это страшно, и повторять ее нельзя ни в коем случае! Это общая атмосфера нашей страны сказалась на моем детстве.
Кем я хотел стать в детстве? Я хотел посмотреть те страны, в которых побывал мой отец.
Наверное, именно поэтому позже начал мечтать о работе в МИДе и стал сотрудником министерства иностранных дел.

Детство моих родителей тоже пришлось на войну, но они все-таки во что-то играли…
Я тогда увлекался плаванием. А среди мальчишек в то время самой популярной была игра в войну. (Смеется.) Мы играли так: ты – американская армия, я – императорская армия. А в школе все наши учителя говорили о самурайском кодексе – и для женщин, и для мужчин.
Самыми важными были совесть, ответственность, долг перед императорской Японией. Не было сомнений в том, что основное для гражданина Японии – выполнить свой гражданский долг. Воспитание школьников современной Японии сильно отличается от того, что было в мое время. Что лучше? Я уверен: раньше было лучше! Потому что слова учителей были очень конкретными: надо выполнить свой долг.
Сейчас нашим детям сложнее: свобода, демократия, индивидуальность – но все это очень неконкретно, слова какие-то абстрактные. Раньше было просто: если поступил не так, как надо, то делаешь харакири. Таким образом показываешь, что ты – нормальный, ответственный человек. Наказание самого себя – это очень понятный и традиционный подход к делу.

Вы постоянно находитесь вне Японии, скажите, чего вам больше всего не хватает за рубежом?
Пищи. (Заразительно смеется.) Потому что у нас подается к столу огромное количество овощей и рыбы – это привычный образ жизни японца. В других странах этого очень не хватает. Наверное, из-за этого мы кажемся какими-то исключительными людьми.

Какое время было для вас самым счастливым в жизни?
Без сомнения, детство. Тогда были живы родители, братья, сестренка, друзья. Какое счастье, когда у детей есть родители. В нашем провинциальном городе мы жили достаточно свободно, мальчики часто бегали и играли, и нас за это никто не ругал, считая, что хорошо, если будущие солдатики ходят туда-сюда! Конечно, ограничения существовали, ведь наши учителя были очень строгими, а родители были еще строже.
Мои родители уже ушли. Отец умер в прошлом году, в возрасте 90 лет. У меня есть дети, внучка. Думаю, простой цикл человеческой жизни – родился/вырос/женился/появляются дети – и есть самое большое счастье. Вот так я ответил бы на Ваш вопрос о счастье.

Как вы любите отдыхать?
Когда я был студентом, то с товарищами ходил по горам. Кстати это – тоже большое счастье, постоянно получать свежие впечатления. Но сейчас мой самое любимое занятие на отдыхе – читать книги по истории войны, изучать серьезные материалы и факты.

Считается, что большинство японцев хорошо рисует и поет…
Я не слишком хорошо пою, но рисовать я в школе любил, и у меня, кстати, хорошо получалось. Но когда мне исполнилось 16-17 лет, я понял, что для того, чтобы стать профессионалом, надо больше таланта. Поэтому больше я искусством не занимаюсь, а очень много читаю. И это касается не только книг, но и материалов по работе. Это так интересно!
В Японии еще мало знают о вашей стране: 20 лет – очень маленький период с точки зрения всей истории человечества, но я очень надеюсь, что больше японцев узнают о Беларуси и особенно о вашем трудолюбивом народе.
За годы работы в Беларуси у меня появилась уверенность, что, если японская компания захочет заниматься производством, ей обязательно нужно приходить на белорусский рынок. Потому, что здесь есть самое главное в нашей жизни – человеческий фактор: ведь если человек хороший, больше половины проблем автоматически решается. И нашим бизнесменам, посещавшим Беларусь, это хорошо известно. У вас хорошая страна для развития производства.
У каждого народа есть свой менталитет, и белорусский характер очень подходит для умственной работы – например, занятий компьютерами. Здесь умеют терпеливо работать (а не отдыхать) на рабочем месте. Умеют выполнять приказы и указания. Ну, по крайней мере, прилагать максимум усилий для решения вопросов. Поверьте, порядок и порядочность – это самое главное.

Известно, что обязательное блюдо в День осеннего равноденствия, 23 сентября, - рисовые пирожки данго. Придерживаетесь ли вы традиций и, если возможно, назовите, пожалуйста, вашу любимую еду.
Любимая еда… Это трудный вопрос (смеется). Сейчас я начал предпочитать традиционные блюда, и, хотя в молодости с удовольствием ел мясо, теперь выбираю рыбу. Наверное, организм требует этого. К тому же, это дань нашим традициям. А уважение традиций для каждого японца обязательно, ведь мы – продукт длинной истории японского народа, мы всегда уважаем наших предков.
Вы, конечно, знаете, что 11 марта у нас произошло сильнейшее землетрясение и невиданное цунами. Но когда у нас происходят катаклизмы, ответ, как поступить, мы всегда можем найти среди старых записей от наших предков. В них есть конкретные советы – как поступать в экстремальных ситуациях. Мы консервативный народ, не хотим отказываться от всего того, что получили от родителей и дедушек. Наши предки были очень мудрыми, и они давным-давно, 600 лет назад, говорили: самое страшное: – это цу-на-ми. Я сам в детстве цунами почти не видел, а вот землетрясения – очень часто. А здесь в моем родном городе была волна 15 метров высотой! Такого у нас никогда не было.
Новая наука, мода – это тоже интересно. Но истина – это то, что мы узнали от наших стариков.

Считается, что японцы оценивают кулинарные способности хозяйки по «мисо» — супу из соевой пасты, а ее художественный вкус — по «токонома», традиционной нише в доме для икебана. А на что вы обращаете внимание в женщине прежде всего?
На порядочность. Красота – это замечательно, правда? Мужчины всегда обожали красоту женщины. Есть очень красивые пожилые женщины. А есть те, кто в молодости очень красивые, а потом красоту теряют… В чем разница? Если женщина в пожилом возрасте сохраняет красоту, это, наверное, отражение духовного состояния человека.
И очень важно, когда женщина хорошо готовит – потому, что у нас мозги и желудок связаны. Когда женщина хорошо готовит для мужчины (я так думаю) это великое, возможно, самое продолжительное удовольствие. Одно хорошее, теплое, вкусное блюдо уже очень много скажет, гораздо больше, чем 100 раз повторенное «я люблю тебя».

Помимо высочайшей культуры и многовековых традиций, Япония известна, как самая безопасная страна в мире. Не удивительно, что многие стремятся в вашу страну.
Сейчас существуют программы Министерств и фондов Японии, по которым молодые люди, изучающие японский язык, могут продолжить обучение в Японии. Так уже побывало более 100 белорусских студентов. Помимо этого, МИД Японии приглашает посетить Японию по программе «Приглашение молодых людей». Что нужно сделать для получения такой возможности и посещения Японию?
Вы уже назвали некоторые программы, с помощью которых можно посмотреть или поехать учиться в Японию. Если у человека есть конкретная цель или предложение, то возможностей намного больше. Уже довольно много студентов ездили учиться в Японию по интересным программам. Есть и другие программы, причем человек не обязательно должен знать японский язык, но должен непременно иметь конкретную тему, желание изучать какую-то область науки. И, знаете, хотя программа рассчитана на 2 года, многие остаются, чтобы продолжить учебу. Это медики, учителя японского языка, биологи, специалисты в области сельского хозяйства… Хочу только обратить Ваше внимание, что сдать экзамены без знания языка можно, но жить в Японии без знания языка – это абсурд.

Можно ли получить визу в Японию и насколько это сложно?
К сожалению, просто так, без тура, поехать не очень легко. Но по турпутевке поехать в Японию очень просто. Причем виза по этой линии для белорусов бесплатная, и получить ее несложно.
Если же Вы хотите поехать без тура, то будет необходим гарант, который будет Вас принимать в Японии. Кстати говоря, таким образом многие белорусы уже посещали Японию.
И если Вы серьезно намерены поехать, можете обращаться к нашим коллегам в посольство – по телефону или по Интернету. Мы будем только рады, если больше граждан Беларуси посетят Японию.

Известно, что японцы - чрезвычайно вежливые люди. Если вам что-то потребуется, они бросят все свои дела и постараются помочь. Мешает ли эта традиция вашей дипломатической работе?
Сильно мешает! (хохочет) Потому что – и я нередко об этом думал – наша традиция хорошо функционирует внутри страны, но, когда мы общаемся с гражданами других стран, это огромный минус! И для нас, сотрудников МИДа, серьезная проблема.

«У зайца нет острых когтей, зато у него длинные уши», — говорят в Японии, доказывая важнейшее значение информации…
Моя работа как дипломата за рубежом – это сплошь эксклюзивная информация. Например, я понял, что мы – островитяне и сильно отличаемся от народов континента. Мы привыкли сами все производить и сами все решать. И таким образом мы жили тысячи лет. Менталитет, образ жизни, еда – все участвовало в формировании нации.
Мне думается, то же самое и в Великобритании. Географически они европейцы, но все равно – островитяне. Когда я там учился 35 лет назад, я ощущал себя комфортно – ведь их мировоззрение очень похоже на наше. В мире много разных народов, и это очень хорошо. Это интересный мир. Дружба народов важна, и надо стремиться к этому. И с белорусами у нас очень много общего, гораздо больше, чем различий.

Помнится, однажды в разговоре вы заметили, что одна из основных черт белорусов – толерантность, делает характеры наши народов схожими. Надеемся, это очень поможет сближению наших стран.
Огромное спасибо вам, господин Мацудзаки, за беседу и за то, что согласились уделить время для этого интервью.

- Конец -

Опубликовано в августе 2011 года в журнале ТАКСИ


Другие постеры в разделе реальные интервью с интересными людьми
10 вопросов к ХБД All you need is love, Гийом Роуз, Президент правительственного департамента Монако по туризму: Интервью с Юрием Куклачевым: «Я как кот – я живу там, где мне нравится»
На главную ~ Новости ~ Контакты

Коты и Мечты. Авторский проект художника Сергея Стельмашонка.
Минск, Беларусь
+375 293 1234 16

Сайт работает на платформе Nestorclub.com

Copyright © 2009-2017 Cats & Dreams. Сергей Стельмашонок. Все права защищены.
На сайте Коты и Мечты собрана коллекция постеров и рисунков белорусского художника Сергея Стельмашонка. Сергей много лет иллюстрирует статьи в журналах и газетах, однако его главная страсть – изображения ПОЗИТИВНЫХ котов. Каждый кот в его рисунках – это особый характер или ситуация, в которых вы можете узнать себя и своих знакомых.